16.02.2024 01:25

Статьи

Плисс Михаил

Автор:

Плисс Михаил

Автоматизация  и социализм, или зачем нужны люди?

Компетенции:
E.09. Стратегическое управление ИС


В 2000 году я был приглашён на позицию ИТ Директора завода Kraft Foods LLC в пригороде г. Санкт-Петербурга в России. Тогда это был пищевой бизнес табачной компании Philip Morris, завод которой занимал соседний участок. Завода ещё не было, его надо было построить. На месте завода были деревья и снег. 

Через 6 месяцев по плану строительства уже стояло здание, и было завезено из Италии оборудование для упаковки кофе. Я отвечал за проектирование и реализацию ИТ систем, "чистой силы" и производственной автоматики. И как раз для наладки производственной автоматики в соответствии с процедурами компании к нам из Германии приехали два инженера - Фред Лангер и Франк Вольфенштайер.

Прекрасные, педантичные, но очень доброжелательные и высококвалифицированные немецкие специалисты по производственной автоматике. Мы работали в цехах, обучали сотрудников в большой переговорной, начинали и заканчивали день в кафе на втором этаже строящегося завода. 

Как-то они уехали в командировку и пропали на неделю. Потом приехали, и мы, как обычно, встретились в кафе. Я спросил, куда они летали в командировку. Фред сказал, что они были на ремонте производственной линии на самой крупной в мире фабрике по производству пиццы, которая находится в Мексике и и принадлежит нашей компании - Kraft Foods.

Мне стало интересно, и я спросил, сколько там работает сотрудников. "Около 10 000", - ответил Фред. На нашем заводе было всего 70. 10 000 сотрудников. Я представил себе, как должна выглядеть система производственной автоматики для того огромного производства. У меня на заводе было 3 производственных линии, которые управлялись 2 контроллерами 1 уровня (это были обычные сервера Intel в специальном производственном исполнении, в противоударных корпусах, которые можно размещать в пищевом производстве) и 6 контроллерами 2 уровня ( за этим громким названием скрывался обычный персональный компьютер в производственном исполнении, с тач-панелью, военными микросхемами памяти, развязками по электричеству и специальными разъёмами, который запускал Java VM для управления группами производственного оборудования).
 
10 000 человек - это какое-то сумасшедшее количество производственных линий, которыми надо управлять развитой сетью из сотен контроллеров всех уровней. 

Я поинтересовался, сколько контроллеров, и как они синхронизируют свою работу, и изложил своё понимание, сколько их должно быть. Фред и Франк переглянулись друг с другом... и громко засмеялись. Франк наклонился ко мне и сказал: " Все эти 10 000 человек работают на простых конвейерах вручную, которые управляются двумя контроллерами второго уровня. Они просто выравнивают скорость". 

Я непонимающе уставился на них, что вызвало у них ещё один приступ хохота. Вдоволь насмеявшись, они пояснили мне, что эта фабрика - один из крупнейших благотворительных проектов владельца компании - Крафта. Фабрика построена в депрессивном городе в Мексике, где живёт 11 000 человек. Практически все из них были без работы после закрытия какого-то строительного производства. Он построил фабрику, чтобы весь город работал на ней и имел работу. Фабрика выпекала пиццу. Все, кроме запекания в печи, делалось вручную. Компьютеры (контроллеры) просто выравнивали скорости конвейеров. Люди вручную на конвейере клали тесто, раскатывали, обрезали, клали ингредиенты, отправляли в печь, пекли, затем доставали из печи, паковали и отгружали. Ручной труд. Конвейер - это просто движущийся кухонный стол. 

Весь город работал на этом заводе и получал зарплату. Мэр и все жители боготворили Крафта и его компанию. Как только на фабрику приезжал кто-то из инженеров или руководства, их вносили в город на руках и три дня поили и кормили, услаждали плясками и превращали их жизнь в непрерывный праздник. На 50 километров вокруг этого города ни в одном магазине не было никакой продукции конкурентов Крафт Фудс, особенно главного - компании Нестле. 

Мы еще поговорили про эту благотворительную фабрику в Мексике, потом разошлись, работы было, как обычно, много. После рабочего дня, я не поехал домой сразу, взял кофе, сигареты, свой рабочий блокнот, и прикинул мощность производства этой фабрики. 

На следующее утро за кофе я спросил немецких коллег о том, понимают ли они, что при такой мощности можно поставить соответствующее дозирующее оборудование, автоматизированные печи, линии упаковки и финишеры, и такими же 8 контроллерами, как у меня на заводе, и примерно 33-мя сотрудниками в 3 смены обеспечить тот же объем производства и те же отгрузки? Да, сказали они, и подсказали, что можно обойтись и 20 сотрудниками, да и модели линий есть в Европе поновее, и можно обойтись 6 контроллерами. Но тогда 10 000 людей будут без работы и без зарплаты.

К этому моменту я уже 10 лет работал в сфере ИТ, и 5 лет был руководителем ИТ службы. Я всегда считал, что задачей автоматизации является нивелирование рисков бизнеса, а практически все эти риски связаны с людьми. ИТ директор - это такой анти-HR директор. HR пытается организовать из людей оптимальную структуру, а ИТ директор вынимает из этих людей знания, кладёт в информационную систему и увольняет людей, заменяя существующих умных простыми дешёвыми исполнителями. Если в компании работает хороший ИТ директор, у HR директора остаётся все меньше и меньше работы, потому что бизнесу после правильной автоматизации нужно гораздо меньше людей, причём дешёвых. ИТ директор работает для повышения капитализации и снижения рисков в бизнесе. Почти все риски в бизнесе связаны с людьми. Нет людей - нет рисков. Чем меньше в бизнесе рисков - тем выше капитализация. 

В том, что делают люди, для ИТ директора есть 2 части - творческая и рутинная. Все рутинные задачи компьютер и робот делает лучше человека. Не всегда дешевле, но всегда лучше.  При этом компьютер не просит себе зарплату, не ходит в отпуск, не болеет, не отпрашивается  к сыну, если заболела жена. Человек - это творец, а если он хочет получать зарплату за какую-то рутину, удары молотком по кузову, как в Ульяновске, за тупую работу - это как раз отмирающий вид человека. Обществу такие люди может и нужны, чтобы голосовали, рожали детей, воевали и потребляли, но бизнесу - точно нет. 

Подтверждение данной картины мира мои коллеги увидели на заводе компании Фольксваген в Германии. Представьте себе прекрасную отлаженную автоматизированную линию, которая делает двери для автомобилей. Все жужжит, дверь перемещается вдоль конвейера по постам, в ней сверлятся дырки, что-то загибается, что-то привинчивается, и вот - конец линии, финишер, который складывает двери на тележку. К тележке подходит чернокожая очень полная и некрасивая женщина, катит её к другой производственной линии, которая находится в 5 метрах от первой. Робот видит новую порцию дверей, манипулятор берет их по одной с тележки, и дверь снова идёт по постам, снова к ней что-то привинчивают, вставляют, красят. Мы смотрели на это с непониманием. Зачем вообще нужно человеку брать тележку с дверями с одной линии и катить её 5 метров на вторую линию, когда всего один манипулятор намного быстрее и точнее перебросит дверь с линии на линию и точно поставит её на первый пост?  Коллеги, которые проводили экскурсию, объяснили нам, что по соглашению с профсоюзом автоматизация производства не может превышать 97%. Ну, то есть надо делать производство эффективным на 97%, а 3% должны как-то выполнять люди, чтобы получать зарплату.  

Везде, где я работал, внедрение ИТ систем убирало из штатных расписаний большое количество сотрудников. И я всегда считал это правильным. Конечно, каждый человек хочет вечно получать свою зарплату за какую-нибудь простую работу. Я всегда отнимал эту работу, её дальше делали разработанные с моим участием алгоритмы, ИТ системы и роботы, а люди в моем понимании должны были развиваться, идти дальше, учиться новому, строить новые компании, бизнесы. Сколько раз на протяжении моей карьеры ИТ директора я слышал фразу "внедрите пожалуйста новую систему так, чтобы нас никого не уволили". Я никогда не шёл на компромиссы, но тогда мне казалось, что есть естественное ограничение.- я могу автоматизировать все, кроме работы менеджмента, особенно совета директоров. 

Недавно это изменилось. Сейчас я понимаю, что в роли ИТ директора с использованием технологий ИИ я могу уволить из компании не только "синих воротничков", но и большую часть высокооплачиваемого руководства без потери качества принятия решений. В принципе, если бы у собственников какой-то компании было время и желание сделать необходимое ТЗ и дизайн бизнеса, которым они хотели бы владеть, я бы мог реализовать для них компанию почти без людей. И эта компания сделала бы на рынке то, что они хотят, достигала бы тех же результатов, чётко следовала бы бизнес-плану, просто количество персонала лишь немного превышала бы численность ИТ отдела. 

Люди в бизнесе теперь практически не нужны. Я автоматизировал процессы во многих компаниях, и могу обоснованно сказать, что 9/10 сотрудников на современном уровне развития систем вообще больше не нужно. А может быть и 99/100. Поэтому мне очень смешно слышать в России фразы типа "у нас дефицит кадров" или "нам не хватает персонала". Нет, ребята, у вас бесправный ИТ директор, который работает на менеджмент, а не на собственника, и руководство, которое привыкло руководить людьми, а не процессами. В Питере на заводе Форда во Всеволожске работало 1000 сотрудников, но, учитывая методологию самостоятельного контроля качества  производства, принятую на Форде (SDT - self-directed teams, команда без менеджеров, то, что было непубличной частью стахановского движения в советское время), их можно было сократить примерно до 50. А вот в Тольятти люди не нужны вообще, как и в Ульяновске. Совсем.

И я не могу понять, правильно ли это. Как же должен быть построен новый мир, если людям будет не за что получать зарплату? А с другой стороны, каково это - работать, понимая, что ты делаешь абсолютно ненужную работу, что робот сделает её лучше, что это просто такая форма заплатить тебе милостыню, и это нечестная и дурацкая форма милостыни, лучше бы просто дали безусловный базовый доход, но не унижали напрасной ненужной работой? 

Я пока ещё понимаю, зачем нужны врачи. Учителя. Понимаю, зачем нужны продавцы драгоценностей, дорогих машин, яхт, и вообще, пока слабо работают нейроалгоритмы, которые гарантированно и персонализировано провоцируют решение о покупке, продавцы нужны. Но это какой-то сверхмалый процент от людей, которые живут вокруг меня. И ничтожный процент от тех людей, работу которых я могу с повышением качества перепоручить информационным системам и роботам. А зачем вообще нужны люди, если практически все, за что они хотят зарплату, компьютеры и роботы могут сделать лучше? Какова роль людей в нашем мире? 

И как мы будем жить дальше? Мы будем строить благотворительные фабрики и создавать пустые рабочие места, чтобы люди думали, что они нужны, или люди действительно станут людьми с большой буквы и будут получать зарплату за чистое творчество, на которое пока не способен ИИ? А все ли могут творить?  И сколько есть таких творцов? И что делать всем остальным?

А если ИИ начнёт творить? Если и эту часть он начнёт делать не по запросу и в связи с написанным промптом, а сам, по настроению, постоянно или в соответствии с состоянием какого-то генератора случайных чисел?  Что тогда останется человеку, и зачем тогда вообще он нужен, человек? Если стихи от ИИ будут трогать за душу сильнее, чем может написать поэт-человек, что тогда? 

Если все будет идти дальше теми же темпами, то лет через 50 нашей работы - моей и моих коллег - консультантов и ИТ директоров - рабочих мест на планете почти не останется. Что будет потом, и как будет устроена тогда жизнь?

У меня нет ответа. Может быть, он есть у вас? 

 

  


0


Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...